Противоборство двух владык

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Продолжим тему о распрях двух владык, начатую в предыдущей статье. Стоит теперь вернутся в то время, когда зарождалось противостояния двух владык. Позднее, после упокоения Петра 1, путем дворцовых переворотов, интриг и измен менялись правители российской империи.

Церковь не оставалась в стороне от политической жизни государства, но внутри ее шла непримиримая борьба. Одна из групп поддерживала идеи Стефана Яворского, который был против идей католического Запада, против реформ Русской Церкви и реформ царя.

Президент_Синода_Стефан_Яворский

Лопатинский был ревнителем истинного православия и был на стороне Яворского.

На другой стороне фронт борьбы возглавил Прокопович со своими единомышленниками, которых подозревали в протестантском уклоне, а сам Феофан отдавал предпочтение Писанию перед Священным Преданием. Высокое место в церковной иерархии позволяло ему доказывать преимущество своих протестантских теорий. На выпады своих оппонентов он отвечал обвинениями и жестокими репрессиями.

После кончины Петра 1 архимандрит Новгородский Феодосий выразил свое мнение об унижении церкви перед светской властью. Священника арестовали, подвергли допросу , затем лишили сана и отправили на север Карелии, где архимандрит вскоре умер. Первый член Синода Прокопович стал архимандритом Новгородским.

Началом противостояния двух владык послужила книга покойного Стефана Яворского, которая была опубликована с участием Лопатинского. Яворский приобрел большую известность как церковный оратор. Царю он содействовал высокопарными торжественными проповедями по случаю выдающихся политических событий.

С течением времени между Яворским и императором произошло известное отдаление. В проповедях Стефана проскальзывали нападки и осуждения по поводу брадобрития и стеснения духовной власти со стороны светской. Он косвенно порицал и поносил царя. В одной из проповеди он восхвалял царевича Алексея и порицал некоторые законы царя.

Противники_реформ_Никона — старообрядцы

Яворский фанатически не любил ничего иностранного, был против влияния жителей Немецкой слободы и даже дискредитировал царя перед народом. О необыкновенной терпимости царя свидетельствует сочинение Яворского «Камень веры», обращенное супротив лютеран, где Пётр выразил лишь желание, чтобы были смягчены наиболее резкие места. Таким был Стефан Яворский, председатель Синода и духовный учитель Феофилакта Лопатинского.

В 1728 году позиции Прокоповича несколько изменились и Верховный Тайный Совет разрешает издать книгу Яворского. Власть этого Совета была практически неограниченной. В его состав вначале входили князья Меньшиковы и Голицыны, графы Апраксины и граф Толстой и др.

Схватка двух архиепископов

Используя свои давние связи Лопатинский печатает книгу в типографии Киевской Лавры. Труд Яворского еще больше усилил подозрение православных иерархов против Прокоповича. Появилась книга и на Западе, где вызвала яростные споры. Католики ее защищали, а протестанты сурово осудили. Сам Феофан учуял для себя угрозу.

В то время у Феофана Покоповича открылись два таланта: царедворца и доносчика. Тогда доносами никто не брезговал, включая священнослужителей. И Феофан всю свою деятельность направил на сведения счетов с оппонентами. Жизнь для него ничего не значила, он без колебаний отправлял людей на пытки и в ссылку. Но пока против Лопатинского был избран путь полемики.

Но вот в Лейпциге публикуется рецензия на «Камень веры», в которой укоряется и присутствует угроза в адрес Феофилакта. Рецензия анонимная, но по стилю изложения становится понятно кто ее написал.

Ранней весной 1730 года на трон российской империи взошла новая царица Анна Иоановна. Теперь Прокопович еще больше упрочил свое положение и стал готовить месть против неугодных иерархов. Правление Анны Иоановны получило в дореволюционной России название «бироновщины». Всесильную, неограниченную власть заполучил фаворит Анны  Карл Эрнст Иоганн Бирон.

Анна_Иоанновна_и_ее_фаворит_Бирон

В этих условиях, мало вникая в тонкости царского двора, наивно верящий в порядочность архиепископ Тверской и Кашинский Феофилакт посылает в Москву своего доверенного посланника, дав ему поручения получить высочайшее позволения на издание своей книги «Апокризис».

Член Сената, князь Дмитрий Голицын советовал повременить с изданием книги. Но иерарх не чувствовал никакой опасности, хотя в то время уже проходили процессы по поводу архиереев. Ночью высокие священнослужители епархий подвергались аресту, велись долгие допросы, потом священников лишали сана и отправляли в ссылку, откуда они уже не возвращались.

Многие понимали, что активная роль в этих действиях отводится Прокоповичу. Он пугал императрицу заговорами, писал доносы в Тайную канцелярию и Верховный Тайный Совет.

Все же доверенное лицо Лопатинского получило разрешение встретиться с духовником императрицы архимандритом Варлаамом. Но после этой встречи его ждали члены Тайной канцелярии. Испуганного посланника допросили и отпустили, но немедленно вызвали в Москву Лопатинского.

Ему разрешили издать свою книгу, но напрасно архимандрит полагал быстро вернуться в Тверь. Скоро его опять вызвали, запретили ничего не писать и не издавать. Теперь иерей уже не сомневался, что в дело вмешался Прокопович.

Ловкий иерарх Феофан

Вскоре аресту был подвергнут архимандрит Чудова монастыря Евфимий Коллети, якобы за оскорбление светской власти. По церковным делам этот грек дружил с Лопатинским. Был еще иеромонах, который симпатизировал духовным делам Феофилакта. Звали его Иосиф Решетов. Разделял взгляды Феофилакта и архимандрит Калязинской обители Иоасаф Маевский.

Вот эти два духовных приятеля решили посетить монастырь на границе с Польшей. Вездесущие шпионы Прокоповича немедленно доложили Феофану. Для него это было возможностью заиметь компромат на тверского архимандрита. Нашлась и причина для ареста этих священнослужителей. Решетов имел монастырский долг. Его арестовали, переправили в Петербург и начались допросы о связях с Феофилактом.

Слабым оказался Решетов. Под нажимом признал, что Лопатинский — сторонник лютеранства, что хочет стать патриархом, хотел ликвидировать Синод и пр. Маевского жестоко пытали — его подняли на дыбу.

Весной 1735 года приехал в Тверь курьер с пакетом. Тут важно понимать тонкости сыска, что за сотни верст приезжает курьер, чтобы получить ответ на ничего не значащий вопрос. Ведь курьер приезжал несколько раз с периодичностью 10-12 дней.

Последний раз курьер привез извещения прибыть Феофилакту в Москву. По прибытию владыка был арестован, его пытали, потом заставили присягнуть, что все ответы его являются правдивыми.

Допрос_в_Тайной_канцелярии

В церкви при свидетелях и кресте архиепископ произнес присягу. В протоколе этого события говорится, что архимандрит плакал. Но Прокопович был недоволен, он привык добивать неприятеля. Лопатинского оставили под арестом, но на своем подворье с незаконченным делом, которое вели медленно, мучая старого человека наездами и допросами.

Продолжение следует. Читайте, комментируйте, делитесь статьей с друзьями.

До новых встреч на страницах блога.

Здесь вы можете написать комментарий

Войти, чтобы оставить комментарий

О сайте
Тверь является одним из центров культуры Центрального федерального округа, одним из очагов туризма России. Сегодня жители Верхней Волги любят величать себя тверяками. Есть в этом слове твердость и спокойная сила и уверенность.Архитектурные ансамбли и памятники истории приезжают посмотреть туристы из зарубежных стран и с различных уголков нашей страны. Для людей неравнодушных к своему родному городу, к его красоте и оригинальности, для туристов приезжающих из дальнего и ближнего зарубежья, людей интересующих историей и культурой России и создан этот сайт.