Site icon О Твери и не только

Хозяин усадьбы Чукавино Иван Великопольский

Недалеко от города Старицы находится небольшая деревня Чукавино. В 17 веке деревня принадлежала московским служилым людям, боярам Ситиным. Вот тогда-то в сельце Чукавино, архиепископ Каллист благословил хозяина усадьбы на строительство деревянной церкви во имя Владимирской Божией Матери.

 

В 30-х годах 18 века Чукавино было отдано в качестве приданного дочери Сытина. Надежда Сытина стала женой прапорщика Петра Чоглокова, чей род происходил из новгородских бояр. Петр Романович Чеглоков был родственником племянницы государыни Елизаветы Петровны.

Близость с царской семьей определила масштабность строительства усадьбы Чукавино. Для обустройства своего имения требовались немалые средства и по древней традиции строительные работы  начались с постройки церкви. Уже в 1746 году провели первое освящение церкви. Через год освятили придел , а еще через год — трапезную.

Церковь имела три престола: самый главный — Владимирской Божьей Матери. Храм получился стройным, величественный, сложенный из белого камня, с колокольней. Над входом в нее был помещен лик Владимирской Богоматери. Этот образ был установлен новым хозяином усадьбы Иваном Великопольским, с позволения Синода.

Вокруг церкви была построена церковная ограда, уложенная из кирпича, на цоколе из белого камня. Заброшенные выработки старицкого камня и сейчас находятся совсем рядом с имением, на высоком берегу реки Волги.

Ограда невысокая, можно сказать, символическая, которая отгораживала храм от светской жизни. С южной и восточной стороны ограждение имело Святые ворота для прохода на территорию церкви. Внутри ограды, небольшой погост, где захоронены бывшие владельцы владельцы имения и их родственники.

В 30-е годы 19 столетия Владимирскую церковь закрыли, а помещения ее использовали под колхозный склад. С 1980 года усадьба Чукавино являлась базой отдыха для тружеников тверского завода «Центросвар», затем была выполнена незначительная реставрация и имение передали в аренду московской организации.

Теперь здесь разместился центр ездового собаководства, где занимаются разведением и тренировкой ездовых собак. Зимой проводятся соревнование на упряжках собак.

Вернемся все же, в старинное Чукавино. С 1827 года, 41 год здесь проживал меценат и писатель хозяин усадьбы в Чукавино Иван Великопольский. Выходец из старинной дворянской семьи, отец писателя, богатый помещик, генерал-майор Ермолай Великопольский получил имение, как приданное за дочерью князя С.Б. Болховского. Сам Ермолай Иванович служил в Казани. По завещанию Чукавино отошло к Ивану Ермолаевичу Великопольскому, а ближайшее поместье Коноплино стало принадлежать его сводной сестре и жене известного математика Н.И. Лобачевского.

Иван Великопольский закончил Казанский университет, затем была служба в Семеновском полку, который был расквартирован  в Санкт-Петербурге. После бунта в полку весь состав офицеров был отправлен в провинцию. Молодой штабс-капитан был переведен в Псковский пехотный полк. Но видно военная служба не особо привлекала молодого офицера.

Великопольский всю жизнь имел две увлеченности — карты и литература. Склонность к литературному труду проявилась у него с юношества. Он сотрудничал с несколькими журналами, печатал свои стихотворения в сборнике А.А. Дельвига.

Писал не только стихи, но и басни, песни, послание, элегии. Сочинял пьесы для драматического театра, им  были задуманы ряд исторических драм, среди которых «Михаил Ярославич Тверской». Современники считали его неинтересным писателем и прохладно относились к его произведениям.

И в карты Ивану Ермолаевичу тоже не везло. Иван Ермолаевич был дружен со многими литераторами: Баратынским, Аксаковым, Погодиным, Гоголем, Белинским. Знаком был  с Александром Пушкиным, но тесных взаимоотношений между ними никогда не было.

Однажды проиграв Пушкину 500 рублей, но не отдав долг, он вскоре получил стихотворное послание поэта, где Пушкин напоминает о карточном долге. Иван Ермолаевич ответил  довольно язвительным четверостишьем. Это стало мотивом для составления нескольких стихотворных острот друг на друга.

По словам современников, душа у Ивана Ермолаевича была широчайшая, когда у него водились наличные он не любил их считать, тратил направо и налево. Не упускал случая помочь бедствующим, особенно сочинителям. Однажды прошел слух в Москве, что Гоголь за кордоном попал в тюрьму за долги,  и тут же помещик, не задумываясь, отсылает деньги.

Поддерживал он и Белинского, который был в одно время в нужде. Сам  Белинский ценил душевные качества Ивана Ермолаевича и избегал  делать критический разбор его произведений.

 

Когда хозяину усадьбы в Чукавино Ивану Великополскому исполнилось 29 лет, он уходит в отставку майором и занимается обустройством своих  дел в старицком имении. Поселившись в усадьбе, старицкий помещик увлеченно работает над благоустройством родного имения. Благодаря его усилиям появился новый пейзажный парк. Посажены пихты, кедры, буки, берлинские дубы, всего 270 различных видов деревьев и кустов. Построил также оранжерею для фруктовых деревьев.

Вскоре открыл в Чукавино школу, больницу, а талантливых крестьянских детей  отправлял на учебу в Казань в университет. Великопольский усовершенствовал новый способ обработки льна. В имении появилась ткацкая мастерская со станками собственной конструкции. Метод  обработки льна посчитали полезным, но так и не внедрили.

Желая поправить свои денежные дела он занимается поставкой леса в Тверь для сооружения моста через Волгу. Стремится построить в усадьбе небольшую фабрику сигар, решает разыграть в лотерею, имевшийся у него замечательный портрет Шекспира.

Но эти дела и другие всегда заканчивались крахом для Великопольского и практически сделали его банкротом. Он не оставил в наследство высоких своих сочинений, ни реального богатства, он просто жил честно и помогал бескорыстно людям.

Супругой его была Софья Матвеевна Мудрова, отец которой был отличный врач. Он был близок к семье Пушкиных. Зимой семья  жила в Москве, а летом приезжали в Чукавино. В усадьбе, долгое время, находился редкий портрет-миниатюра Пушкина-ребенка работы неизвестного художника. Эту миниатюру подарила мать поэта Софье Мудровой.

Ценная реликвия во время блокады Ленинграда оказалась в городе. Правнучка Софьи Великопольской подарила портрет Елене Чижовой. В 1950 году портрет был подарен народному артисту Всеволоду Якуту за роль Пушкина, от  одной благодарной зрительницы. Потом редкий портрет был передан в музей А.С. Пушкина.

До нынешнего времени в бывшей усадьбе И.Е.Великопольского сохранилась Владимирская церковь, главный дом, живописный, но заброшенный парк, каскад высохших прудов, флигель.

Буду благодарен за любые Ваши комментарии.

С уважением, Виталий Сердюк.

 

Exit mobile version